Опитування

Коли Україна вибереться з "ями"?/Когда Украина выберется из "ямы"?

скоро
не скоро
важко відповісти/трудно ответить
Загальна кількість голосів: 255

Офіційні відомства та представництва

Державна прикордонна служба України Головне управління по боротьбі з організованою злочинністю МВС України

Новини

Дело предпринимателя Андрея Татаринцева

16.02.2019 19:17

Преследования в Украине оппозиционных политиков, журналистов и общественных деятелей уже не удивляют. Кроме СМИ об этом ежегодно говорится в отчетах ООН, ОБСЕ и других международных организаций. А вот политические репрессии в отношении людей, вообще никакого отношения к политике не имеющих – это может показаться новостью.

Общественности абсолютно неизвестно дело предпринимателя Андрея Татаринцева, которого уже полтора года судят по политическим статьям сначала в Киеве, а теперь в Бельмаке (бывший г. Куйбышево) Запорожской области. Вчера, 15 февраля 2019 года состоялось очередное заседание, о результатах которого удалось поговорить с адвокатом обвиняемого Владимиром Ляпиным.

По его словам, Татаринцев Андрей Николаевич, будучи гражданским лицом, обвиняется военной прокуратурой по ст. 258-3 (содействие террористической организации), ст. 437 (планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны) и ст. 438 (нарушение законов и обычаев войны). Адвокат утверждает, что во время следствия с целью безальтернативного помещения Татаринцева в СИЗО ему вменяли вступление в 2014 году в организацию ЛНР, получение там огнестрельного оружия и участие в боевых действиях в г. Снежное (Донецкая обл.), однако это все не нашло подтверждения и не попало в обвинительный акт. В обвинительном же акте указано, что он своей предпринимательской деятельностью помогал террористической организации ЛНР.

В. Ляпин сообщил, что Андрей Татаринцев занимался куплей-продажей ГСМ в Луганской области еще до начала конфликта на востоке Украины. У него была небольшая база - несколько цистерн с дизелем и бензином. После начала конфликта и потери Украиной контроля над данной территорией он продолжил работать, чтобы обеспечивать жену и маленького ребенка. В 2015 году на неподконтрольной территории его ограбили, забрали несколько грузовых транспортных средств, легковую машину. Кроме того, согласно показаниям, которые обвиняемый дал в следственном кабинете, сначала к нему на базу приехали чеченцы и, положив всех под ружье, забрали дизельное топливо. Затем появилась милиция «ЛНР» с требованием регулярно отдавать два куба топлива на станцию переливания крови и в детскую больницу. Таким образом, Татаринцев под угрозой применения оружия и под угрозой безопасности своей семьи был вынужден продолжать свою предпринимательскую деятельность, без чего было невозможно достать необходимое топливо.

Через некоторое время, в том же 2015 году, из-за невозможности жить на неподконтрольной Украине территории он принял решение вместе с женой и ребенком переехать в Киев. Адвокат заметил, что в 2017 году в рамках негласных следственных действий в Киеве к Татаринцеву пришел следователь СБУ, якобы вызвал его на откровенный разговор и записал все на диктофон. Через некоторое время он был задержан. И хотя события, которые ему инкриминировались, касаются 2014-2015 гг., протокол задержания был составлен в порядке ст. 208 – «Во время совершения преступления». То есть спустя 3 года после событий человека задерживают «во время совершения преступления». По словам адвоката Ляпина, такие действия стали нормой в политических делах.

Адвокат утверждает, что Татаринцев никогда не брал в руки оружия, но выживал, занимаясь тем, чем мог и в чем разбирается и именно предпринимательская деятельность ставится ему в вину по статье о содействии террористической организации. Во время судебного заседания в Куйбышевском районном суде Запорожской области В. Ляпин заметил, что Бельмак (бывшее Куйбышево) – «это крупная узловая ж/д станция. Я специально на нее проехал – в день проходит несколько эшелонов с товарами как в сторону ДНР, так и обратно. Уголь и многое другое, товарооборот идет. И на мой вопрос прокурору, в чем разница между предпринимательской деятельностью, которую вел Татаринцев и теми, кто сегодня послал три эшелона в ДНР, получают за это деньги, он прячет глаза, опускает вниз и ответа мы не получаем. Я так понимаю, что тут скорее всего какие-то корыстные мотивы у сотрудников СБ».

Касательно вопроса о содействии террористической организации, адвокат приобщил к делу ряд документов, а именно ответы ГПУ, ВР, СНБО, СБУ и др. государственных органов, в которых подтверждается, что ДНР и ЛНР на сегодняшний момент не признаны террористическими организациями в установленном законом Украины порядке. Прокурор в качестве подтверждения террористической деятельности пытался приобщить к делу информационные сводки о фактах обстрелов, завладения транспортными средствами и т.д., хотя процедура признания организации террористической четко прописана – генеральный прокурор должен обратиться в Высший административный суд Украины с иском. И только после решения суда наступают правовые последствия – имущество организации конфискуется и людей можно привлекать за участие в ее деятельности. Ни одной международной организацией, в т.ч. ООН и ОБСЕ, ДНР и ЛНР террористическими структурами признаны так же не были.

Что касается обвинения Татаринцева по стст. 437, 438 (планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны, нарушение законов и обычаев войны) за якобы имевшее место избиение украинских военнопленных, адвокат не согласен с квалификацией, поскольку лица, принимавшие участие в тот момент еще в антитеррористической операции (АТО), не могут быть военнопленными, т.к. в Украине военные действия не ведутся. Тем более не ведется агрессивная война. Эти люди проходят в уголовном производстве просто как потерпевшие, а военнопленными их признали только следователь и прокурор. В. Ляпин обращает внимание на тот факт, что кроме протоколов опознания потерпевших, никаких доказательств того, что Татаринцев их бил, не существует. В помещениях военкомата в Снежном, где держали украинских военнослужащих и где согласно обвинению, их избивал Татаринцев, по словам самих потерпевших находилось по 10 человек. Однако только трое подтверждают, что избиение имело место. Адвокат акцентирует на том, что несмотря на постоянную прослушку телефонов Татаринцева сотрудниками СБУ, мобильные операторы «Киевстар», «Водафон» и «Лайф» заявили, что именно в тот период, когда происходило инкриминируемое обвиняемому преступление, его местонахождение установить невозможно.

В. Ляпин не отрицает, что украинские военнослужащие могли находиться в то время в Снежном и быть подвергнуты избиению, но из обвинительного акта совершенно непонятно, какое к этому имел отношение Татаринцев.

Но самое страшное даже не в этом. Дело в том, что Татаринцеву вообще нельзя находиться в СИЗО. У него сахарный диабет второго типа, что подтверждается всеми необходимыми документами, которые есть в распоряжении суда. При этом обвиняемый не получает медицинской помощи, что решением ЕСПЧ приравнено к пыткам. Когда он полтора года назад попал в изолятор СБУ, уровень сахара был 6 при норме 5. До этого обвиняемый проходил лечение, был инсулинозависимым, затем перешел на таблетки. Тогда его обследовали и подтвердили диагноз, но лечить не стали. За это время по постановлению Куйбышевского суда ему провели еще одно обследование в Запорожской областной больнице, которая так же подтвердила диагноз и увеличила дозу лекарств, которые он как не получал, так и не получает.

На заседание 15 февраля 2019 адвокат пригласил специалиста врача-эндокринолога с 15-летним стажем. Врач провел осмотр, признал состояние подсудимого крайне неудовлетворительным в связи с тем, что показатель содержания сахара в крови был больше 17 при норме 5. У него уже начались необратимые последствия в конечностях, которые бывают при сахарном диабете. Врач был допрошен в зале суда коллегией судей, прокурором, стороной защиты и заявил, что подсудимому необходимо лечение, состоящее из приема необходимых лекарств, правильного образа жизни и строгой диеты.  Питаться необходимо 5-6 раз в день и принимать строго регламентированную пищу, что в условиях СИЗО невозможно. Татаринцеву принесли манку для диетического питания, которая по словам врача при сахарном диабете противопоказана. Кроме того, у врача в СИЗО даже нет глюкометра, чтобы померять больному уровень сахара.

«Если что-то случится, никто не поможет», - говорит адвокат.

Во время судебного заседания обвиняемый также не получает питания. В. Ляпин пояснил, что в день суда Татаринцев не смог ни позавтракать, ни пообедать, т.е. человек с тяжелым сахарным диабетом целый день находился без еды.

При всем притом прокурор поставил под сомнение диагноз врача-эндокринолога, т.к. он якобы «куплен». Вызвали скорую помощь. Скорая помощь померяла сахар своим глюкометром – 17,3, а давление 180 на 100. Таблеток для того, чтобы сбить сахар у скорой нет.

«Человек 1,5 года не получает лечение, сахар с 6 увеличился до 17. В СИЗО дали официальный ответ, что нет врача и оборудования. Ему должны проводить физиотерапию из-за того, что страдают сосуды и ухудшается кровообращение. В СИЗО нет кабинета физиотерапии. Человек фактически заживо гниет», - взывает адвокат к СМИ, правозащитникам и суду.  

Несмотря на очень тяжелое состояние, прокурор раз за разом подает ходатайства о продлении меры пресечения в виде содержания в СИЗО на том основании, что по ст. 258-3 данная мера безальтернативна, а также на основании того, что у подсудимого в г. Снежное якобы «очень тесные связи по предпринимательской деятельности» и он может убежать. Адвокат объясняет, что у Татаринцева арестовано все имущество, изъяты паспорта – ему некуда идти и незачем. В протоколе НСРД указано, что следователь предлагал ему обмен на украинских пленных, но он отказался, мотивируя это тем, что хочет жить в Украине.

«У него жена гражданка России – она не выдержала этого, все арестовано, бизнес забирают, ей не за что жить и содержать ребенка, она вынуждена была уехать к своим родителям в Россию. Так что ему даже некому передать лекарства. И несмотря на это прокурор цинично говорит: «Так у него жена в Российской федерации, он же может к ней уехать». Каким образом без документов мне непонятно. И главное, что коллегия судей соглашается с ним. Прямо в постановлении пишут, что жена в РФ. Это верх цинизма. Когда я на прошлом заседании предоставляю ответ СИЗО, что нет врача и медоборудования для лечения сахарного диабета, они пишут – провести обследование и предоставить лечение. Каким образом? Сегодня врач и скорая помощь сказали, что он может впасть в кому, из которой может не выйти. Специалистов нет ни в Вольнянске (где находится СИЗО), ни в Бельмаке и при этом при таком диагнозе они продлевают ему меру пресечения в виде содержания под стражей», - возмущается адвокат Ляпин.

Он говорит, что в сложившейся ситуации не представляется даже возможности дать отвод принимающей такие решения коллегии, поскольку в Куйбышевском суде всего 4 действующих судьи, и трое их них участвуют в коллегии по делу Татаринцева. Заседания, как водится в процессах по политическим статьям, проводятся раз в месяц и реже, что не способствует соблюдению разумности сроков рассмотрения дела.

В связи с этим адвокат от имени своего подзащитного обращается за помощью к Красному Кресту, ООН, ОБСЕ, другим украинским и международным правозащитным организациям с целью оказания медицинской помощи обвиняемому,  а также с целью организации мониторинга судебных заседаний и общественного освещения процесса, в ходе которого нарушаются фундаментальные права человека.

авт. Павел Волков

Повернутися